Версия сайта для слабовидящих

Национальные Проекты России

04.08.2022 11:22
44403

«Славься Русский Солдат! Победа всегда за тобой!»: новые стихи о воинской доблести [18+]

Максим Горький говорил, что у поэтов один бог – красиво сказанное бесстрашное слово правды. На долю поэтов Донбасса выпала особая миссия – их слово должно не только быть красивым и правдивым, но и пройти сквозь иглу роковой судьбы, в ушко которой продето восемь лет обстрелов, бомбардировок и артналётов. Это придаёт произведениям донецких авторов характерную огранку, которую ни спутать с какой-либо другой, ни забыть невозможно.
Сегодня, когда Россия проводит специальную военную операцию на Украине, особенно важно слышать голос правды, совести, непокорённой силы русского духа. Всё это есть в стихах донбассовцев и о Донбасе, которые представляем вниманию читателей.

***

Знаю наступит Мир.
Будет тихим рассвет.
Помянем всех кто погиб,
Кто подарил жизнь без бед.

Славься Русский Солдат!
Победа всегда за тобой!
За ПРАВДУ, не для наград,
Ты жертву платишь собой.

Так рвись в небо Русский Стяг!
Пусть знает весь белый свет -
Повержен ВСЕГДА будет враг.
Это НАШ неизменный ОТВЕТ!

Автор неизвестен.

***

Не случилось страшного. Мир не рухнул в трещину.
В доме Профсоюзов убивали женщину.
Голос бил отчаянно из окна открытого.
Отвечала гоготом сволота пробитая.

Все текло, как принято, и не видя бедствия,
Все снимал на камеру человек ответственный.

Это и не ненависть - нет ему названия.
Голос бил отчаянно из чумного здания.

Смерть туда наведалась и скривилась искренне,
Хоть привыкла, бедная, и к огню, и к выстрелам.

Там шкварчало, жарилось, задыхалось криками...
Убивали женщину. Пламя рдело бликами.
На столе распятая, как-то дико выгнута,
Умирала женщина, не людьми настигнута.

Кто подумал - кончено! Кто-то спел - начало!
У нее под сердцем сердце замолчало.

Потянулись нитками две прямые линии...
Нет, это не ненависть - нет такому имени.

Все текло, как принято. Не почуяв бедствия,
Снял это молчание человек ответственный.

Не случилось страшного. Мир не рухнул в трещину.
Буднично и весело убивали женщину.

Ульяна Копытина (Бишкек, Киргизия)

***

НАПИШИ, ЧТО Я ВЗЯЛ МАРИУПОЛЬ... ПАМЯТИ БОЙЦОВ, ПОГИБШИХ НА ДОНБАССЕ

Напиши мне потом, как живому, письмо,
Не про счастье пиши, не про горе.
Напиши мне о том, что ты видишь в окно
Бесконечное синее море.

Что по морю по синему лодка плывет
Серебристым уловом богата
Что над ним распростерся космический флот
Снежно-​белая русская вата.

Я ломал это время руками как сталь
Целовал его в черные губы
Напиши про любовь не пиши про печаль,
Напиши, что я взял Мариуполь...

Напиши, я тебя никому не отдам,
Милый мой, мы увидимся вскоре.
Я не умер, я сплю и к моим сапогам
Подступает Азовское море...

Дмитрий Мельников.

***

Я – русский! Спасибо, Господи!
Я – поле. Бабушкин крест.
Я – избы Рязанской области.
Я – синь. Подпирающий лес.

Я – русский! По самое горлышко.
Во веки веков. Насквозь.
Я – лебедя белого пёрышко.
Я – воина павшего кость.

Какие б ни выпали горести,
Всем бедам хриплю назло:
Я – русский! Спасибо, Господи!
Я – русский. Мне так повезло!..

Пусть времени кружатся лопасти,
Меня у меня – не отнять.
Россия, как крепость над пропастью,
Стояла и будет стоять!

Сергей Каргашин

***

Вы не сможете Нас победить,
Вы не сможете Нас поломать,
Вы не сможете Нас убедить,
Что с фашизмом нельзя воевать!
Вы не сможете Нас отменить,
Вы не сможете Нас испугать,
Вы не сможете Нам навязать,
Нашу Родину скотски предать!
Вы не сможете Нас обвинить,
Вы не сможете Нас подчинить,
Вы не сможете Нас обязать,
Промолчать или просто сбежать!
Вся беда ваша в том, " господа" ,
Что не поняли Русской Души,
Не забудем Мы никогда,
Что смогли сделать Наши Деды! 

Анна Овельян

***

...И знаю я, кто сделал так,
Кому понадобилось это,
Чтоб у родной для нас страны
Вдруг стало что-то с головою
И захотелось ей войны
С Россией — старшею сестрою.

Но память бережно хранит,
Как наши деды воевали,
И то, какой ценой они
Нацизма жало оторвали!!!

 

Газета "Наш ДОНБАСС"

***

Люди состоят из комфорта и прочей лажи -
Им по нутру когда внешний вид приглажен,
Когда нету лишних волос на лице и коже,
В этом люди часто между собой похожи.


Не сказать, что я сноб и всегда неряшлив,
Ну, бывает, рот не закрою во время кашля -
Ну, надену футболку ту же, что и вчера с утра,
Отдающую потом и запахом из костра.


С не умытым лицом, обветренным разными видами
Я выхожу на улицу и чувствую, как все завидуют,
Приличные люди в метро то и дело косятся,
Как будто бы ангелы мне на колени просятся.


Покупаю жареное мясо, завернутое в лаваш,
А они смотрят так, будто я переплыл Ла-Манш,
Учат мои репортажи, делают селфи-фоточки,
Высовываются по пояс через свои комфорточки


Жирных автомобилей, когда иду по проспекту
В книжную лавку, к умственному просвету.
Думают, как же круто рыжим прослыть и дерзким,
А я как был так и умру деревенским
На очередной войне. Без комфортной лажи,
Изучая земли кровяные пляжи.

Семен Пегов

***

Вчера письмо получил от Сереги.
- Привет, дружище, ты можешь гордиться,
Мы тут защищаем мир понемногу.
Ты часто ходишь к ручью напиться?
Как там твой трактор? Свой нрав звериный
Не кажет больше, тобой обуздан?
Недавно понял, как мы едины,
И ты, и я, и весь мир союзный.
А я все помню, какое небо
Нам в детстве было дано так просто.

Письмо читаю...
Сереги нету...
Ушел Серега
Сегодня
К звездам.

Светлана Халявина

***

Когда объявляют минуту молчанья,
Клянутся в любви к своей Родине стоя,
Все люди становятся однополчане,
Одноучастники общего боя.

Встаёт ветеран с пожилыми висками,
Встаёт комсомолец, приехавший с БАМа:
Крадётся великой вдовой над войсками
Великое горе, всеобщая драма.

На поле ржаном замирают колосья,
Топтали и жгли их тогда беспощадно,
В лесу на стволах выступает короста,
Фашисты и лес никогда не прощали.

Срезали снарядами кроны в дубравах,
А корни кормили взрывчаткой и толом,
И брызгала кровь над рябиной кудрявой,
И «красный петух» кукарекал по сёлам.

В минуту молчанья мы всё это помним,
И в памяти нашей легенды и были,
Мы горестно головы гордые клоним
И мёртвым клянемся, что их не забыли.

Минута молчанья как клятва, опора,
Как митинг всех наших народов и наций,
Минута молчанья — суровая школа,
Как надо бороться и как не сдаваться!

Виктор Боков

***

* * *
Я против - войны любой,
Но когда ведут на убой
Россию под волчий вой
Гестаповской русофобщины,
Американщины и европщины,

Я - за то, чтобы этот конвой,
Что Россию ведёт на убой, -
Россия отсталинградила,
Не по головке гладила,
Соглашаясь на мир - любой!

Я - против такого мира,
Где Россия себя скормила
Американщине и европщине,
Гестаповской русофобщине,
Освенциму, где - могила,
И варят из трупов мыло!
Я - против такого мира,

А те, кто - не против, пусть
Пройдут гитлерячий путь
От Бабьего Яра - вплоть
До пламени Сталинграда,
Где будет им пекло ада!
Россию не сдаст Господь,
Он - против её распада.

Ю. Мориц

***

Почему русские так мало улыбаются?
Потому что они чувствуют, а не притворяются
Льётся, льётся, дымится, плавится
Почему русские так мало улыбаются?

В центре самого светлого мира
Рождаются самые черные дыры
Но всё, что они делают — не считается
А почему русские так мало улыбаются?
Заглушить пытаетесь. Это уже было, вы повторяетесь

Русские, а чего вы так мало улыбаетесь?
Улыбаемся... Когда то, что задумано, случается
Когда с родной душой встречаемся — улыбаемся
И в конце каждой долгой зимы совсем чуть-чуть улыбаемся мы

Через тяжкие комья стебелёк поднимается, это земля улыбается
И ты стоишь на ней, чувствуешь, как сила от стоп к голове поднимается, лицо само улыбается

Когда там, где только лёд, города появляются
Когда наш первый в космос отправляется

Когда тот, кто должен дойти до победы, доходит, а потом возвращается, и улыбается...

Надежда Кокшарова 16

***

Фашисты – более никто!

Когда на празднике своём
Фашист сожжёт тебя живьём, –
Не ссорься с ним, он – твой сосед,
А не фашист в расцвете лет!

Когда свободу возлюбя,
Фашист отправит в гроб тебя, –
Не ссорься с ним, он – твой сосед,
А не фашистский людоед!

Когда героем стал любой
Фашист, идя на кровопой,
Тебя на тот отправя свет, –
Беседуй с ним, он – твой сосед.

Беседуй с ним, горя живьём,
Беседуй с ним в гробу своём,
Но я – фашистам не сосед
И не Европа для бесед.

Не весь народ – фашистский сброд?
Не все фашистам смотрят в рот?
А где живьём сжигают вас, –
Спасутся все, кто вас не спас?

Не весь народ – фашистский зверь?
Но кто открыл фашистам дверь
В страну, в Европу?.. Чья горилла
Их на Россию натравила?

И не фашисты ли, кто дружно
Фашистам дал зелёный свет?
Их звать фашистами не нужно?
Кому не нужно? Не секрет!

А кто фашисты? Докажи!
Фашисты были в прошлом веке!
Как раз на случай этой лжи
Есть антиложь в моей аптеке.

Есть от фашистского вранья
Противоядье у меня, –
Когда героем стал любой
Фашист, идя на кровопой!

Ю. Мориц

***

Не уступай, ты будешь обречён, –
Как только бандам сделаешь уступки,
Они тебя объявят палачом,
Воткнув под винт кровавой мясорубки.

Твою страну задушат, как птенца,
Уступки, продиктованные сворой.
Таков урок в Училище Творца,
Где яд уступок – для расправы скорой.

Училище Творца – оно везде,
В любой среде оно диктует опыт,
Оно – в полёте, в беге и в езде,
И в данный миг оттуда крик и шепот:

Не уступай, ты будешь обречён,
Палач в ответ на все твои уступки,
Смеясь, тебя объявит палачом,
Воткнув под винт кровавой мясорубки.

Уступки – чистой прелести среда,
Любви и дружбы нету без которой!..
Но ни за что, нигде и никогда –
Уступки, продиктованные сворой!

Ю. Мориц

***

На душе у меня Донбасс
Измождённый, разбитый в хлам.
Он аукнется всем не раз
Солью мокрою по щекам...

Я смотрела в глаза ему
Эти восемь распятых лет.
Он же спрашивал: "Почему...?"
Я рыдала ему в ответ.

Вместе с ним завывала вслух,
Понимая, что Бог святой
Справедливый зарядит лук
И неверных пронзит стрелой...

А с неверными здесь падут
И невинные, как Донбасс...
Он сегодня и там, и тут.
Ты когда-то его не спас!

Равнодушно смотрел, как он
Плакал громко слезой детей.
Разрушенья со всех сторон –
Равнодушье души твоей.

Ты не видел беды чужой,
Не заметил чужих смертей...
А сегодня сирены вой
Прямо над головой твоей.

Я молюсь, чтобы ты прозрел,
Чтобы грешную душу спас.
Бог решительно захотел
Рассказать, как живёт Донбасс...

Ирина Самарина-Лабиринт

***

Гори, свеча, не затухай, не проходящей болью будь,
Пусть в пламени твоем встают, чей оборвался путь.
Кто из спокойных мирных дней шагнул в наземный ад
И кто до гробовой черты нес звание – солдат,
Кто в восемнадцать с небольшим познал цену потерь,
Кто за Россию, жизнь отдав, открыл в бессмертье дверь.
Гори, свеча, не затухай, не дай нахлынуть тьме,
Не дай живым забыть всех тех, погибших на войне.

***

На Донбассе тесно
От широких слов:
Позывной «Одесса»,
Позывной «Ростов»,
«Воркута» и «Сочи»,
«Сахалин», «Надым»…
«Севастополь» очень
Вызывает «Крым».
И звучит подолгу
Позывной «Урал».
И впадает «Волга»
В позывной «Байкал».
Вызывает «Грозный»,
«Мурманск», «Астана».
И летит в морозы
Позывной «Весна».
Позывные света
И родимых мест.
Позывной «Победа»,
«Сталинград» и «Брест».
Времена другие,
Те же имена.
Здесь «Москва» и «Киев»,
Как одна страна.
Из окопной стужи
Вызывает нас
И берёт за душу
Позывной «Донбасс».
Здесь никто не слышал
Позывной «Война».
Кто на связь не вышел –
Не забудь, страна.

Леонид Корнилов.

***

НЕ ТРОГАЙТЕ РОССИЮ, ГОСПОДА
 
Не трогайте Россию, Господа!
Ей больно и без вашего укора.
Она, по части само оговора,
Себе не знала равных никогда.
Не трогайте Россию, Господа!
Что нужно Вам, и сытым и одетым,
От той страны, что, выручив полсвета,
Сегодня не печальна,  не бедна.
Припомните, как Вас она спасала,
В годину разрушительных набегов.
И вот теперь, не с вашего ли брега
Несётся равнодушная хула.
Не трогайте Россию, Господа!
Теперь вы славословите правдивость,
Но, слепо верить в вашу справедливость -
Занятие достойное шута.

Россия  не бывает неправа.
Уставшая то плакать, то молиться,
Она простит и вора и блудницу,
Простит и вас за глупые слова.

Она простит, а мне до склона дней -
Стыдиться Вас в смятении брезгливом.
За то, что Русь по выкрикам визгливым
Узнает о Болгарии моей.
Не трогайте Россию, господа!
Ведь Вы её не знаете,невежды.
Великая терпеньем и надеждой,
Она- иному миру не чета!

Не трогайте Россию, и она
И в этот раз уверено и гордо,
Без лишних фраз решит свои кроссворды,
Пречистою - от зла ограждена.
Да Вы её должны благодарить
Уже за то, что есть Она на свете,
За то, что Вам и Вашим детям
Одну судьбу с её судьбой делить.
А коль помочь не можете-тогда
Изыди те - хотя бы не мешая,
Иначе - за себя не отвечаю.
Не трогайте Россию, господа!!!

Дончо Данчева

***

Войну не удержать на полустанке.
Несётся вдаль её свирепый клёкот.
Взлетают к небу взорванные танки
И падают на землю самолёты.

Дрожит земля от канонады дальней.
Редеет под обстрелом полк стрелковый.
Война звенит, как в кузне наковальня.
Кузнец войны куёт свои подковы.

На них мы не жалели мин.
Мы били их прямой наводкой.
Нас проклинали из глубин,
Шипя на адской сковородке.

Их батальон сдавался в плен,
И каждый был обезображен.
Несли убитых. Кровь и тлен
Всплывали из подземных скважин.

Не воевали — летопись писали.
С молитвою писали и с любовью.
Одну строку — расплавленною сталью,
Строку другую — праведною кровью.

По дороге фронтовой, горбатой
Уходили в призрачную муть
Русские усталые солдаты.
Был далёк их непроглядный путь.

Во все века походов и сражений,
Не зная сна, от жажды умирая,
В Амуре остужали раны жженье
И пили воду сладкую Дуная.

Мы русские, мы Божии сыны.
Святая Русь, спасибо за гостинец.
Бескрайними дорогами войны
Идёт усталый русский пехотинец.

Жизнь прожита. Мой век испепелён.
Я вновь младенец. Небо голубое.
Но грянул гром. Я выпал из пелён
И оказался вновь на поле боя.

В деревне бабы голосили,
Катились слёзы, капал воск.
Он пал за матушку-Россию,
Погиб во славу русских войск.

Я вас запомнил поимённо
Сквозь столько зим и столько вёрст.
На ваши красные знамёна
Лилась струя небесных звёзд.

Войну не надо мазать чёрной краской.
И у войны случается просвет.
Вчера в бою мне проломило каску,
Но от осколков спас бронежилет.

Мы извлекаем мины из камней.
Им нет числа, они любого сорта.
Ещё одна. Не подходи ко мне!
Я достаю изюминку из торта.

Над нами вражий сателлит плывёт,
Подобие космического тела.
Я на него направил пулемёт,
Но очередь моя не долетела.

Хорошо, когда из тучек плотных,
Ярким светом небо озарив,
Падает подбитый беспилотник.
Там, где он упал, чернеет взрыв.

Костлявая бродила где-то рядом.
Они нас превышали троекратно.
Нам посылали порцию снарядов.
Мы тут же отсылали их обратно.

Гладь речная нежней перламутра.
Упоительны птиц голоса.
Я заметил, у танков под утро
На броне проступает роса.

Мы под Каховкой прокололи шину
И под огнём меняли колесо.
Наш командир был страшный матершинник.
Ему осколком срезало лицо.

Их обвенчал походный капеллан.
Надел колечки из фольги конфетной.
Муж вёл огонь по вражеским тылам.
Его жену убил огонь ответный.

Где гусениц жестокий скрежет,
Где сталь живое тело режет,
Где мёртвый город у реки.
"Что вы творите, мужики!"

Мы здание сжигали огнемётом.
Оно пылало, как огромный факел.
Старик с балкона русскую пехоту
Благословлял в огне. Сгорая, плакал...

Александр Проханов

***

«Будет день, и мы вымоем окна,
Снимем крестики скотча и доски,
И вздохнем с облегченьем и вспомним
Как же здорово это чертовски
Просто жить и ходить на работу,
Коммуналку платить в терминале,
Просто в тралике ехать куда - то
И купить пирожок на вокзале.
Как же здорово просто проснуться,
День спланировать самый обычный,
В озерке искупаться соленом
И пойти по дорожкам привычным.
Будет день, мы пойдем в магазинчик,
Купим тортик, ещё что-то к чаю,
И пойдем по гостям наболтаться
Как мы жили и как мы скучали
По обычному мирному утру
Без сирен и известий тревожных,
Без болючего непонимания
Боже, как же такое возможно?!
Будет день, и вернутся родные,
Словно стаи с далёкого юга.
Самый тёплый тот день, и неважно
Будет солнце, дожди или вьюга!
Города, городочки и села
Вы держитесь и верьте - он будет!
Заклинание, молитва и мантра
Будет день, будет,будет, он будет!!!

Жанна Ангеловская

*****

А знаешь, дед, у нас опять война
Беда пришла откуда и не ждали.
И снова поднялась моя страна
За русский мир бои, не за медали.
Прости, родной, не смог тебя найти.
Ты вечно в списках без вести пропавших,
Но ты сумел достойно путь пройти.
С другими жизнь за Родину отдавших.
Ты там своим на небе расскажи,
Полезли недобитые фашисты.
И снова в Белгороде рубежи,
И снова гибнут русские танкисты.
Ты даже не поверишь, знаешь, дед
Кто в спину нам ударил? Самый близкий.
Из Украины тот кровавый след.
Мемориалы сносят, обелиски.
Мы победим! Ты спи спокойно, дед.
Мы русские, Бог, правда с нами
И ваших не забудем мы побед.
Русь велика достойными сынами.

Елена Ключищева, Салават Дасаев

*****

Я - русский. Я тот самый "колорад".
Совдеповский отстой, рашист и вата.и
Я тот, кто любит водку и Парад,
я - отпрыск победившего солдата.

Я самый натуральнейший москаль,
воспитанный на "мама мыла раму".
Я тот, кому детей донецких жаль,
кто сердцем не приемлет эту драму.

Не радуйтесь. Мы - не перевелись.
Нас много - не привыкших жрать от пуза.
Нам человечность прививала жизнь
в палатах умиравшего Союза.

Мы выжили, конечно же, не все.
Но выжившие - стали крепче стали.
Мы - русские - трёхкратно обрусев,
из праха вашей совести восстали...

Для нас святое - Родина и мать,
нас мир боится, потому, что знает:
Кому "умом Россию не понять",
тому она привычно объясняет,

что есть на свете, окромя жратвы,
порядочность, достоинство, и совесть.
И наше, русское "иду на вы" -
для вас, тупых, увы, плохая новость.

"Не трогайте Россию, господа."
Запомните: нас бьют, а мы - мужаем.
Услышьте нас. А если нет, тогда
нагрянет смерть за новым урожаем...

На вшивость нас не стОит проверять,
Американец, ты не есть мессия.
Подумай, брат: не Сирия, РОССИЯ.
Подумай, и не трогай нашу мать

*****

* * *
Когда мой друг, болгарский стиховедчик,
Мне сообщил путём зеркального письма,
Что запад нас угробит, изувечит,
Я думала, что он сошёл с ума.
Был девяностый год, январь, зима.

У вас отнимут всё, писал болгарин,
Свою возненавидите страну,
Вам отомстят за то, что был Гагарин,
Что с вами Гитлер проиграл войну, -
За всё заставят вас признать вину.

Писал он закорючками, к которым
Приставить надо зеркальце углом, -
Так, вопреки запретам и затворам,
Проходят письма сквозь цензурный взлом, -
Стихи владеют этим ремеслом!..

На вас натравят всех, писал болгарин,
И всех отравят ненавистью к вам,
Вы содрогнётесь, как вас оболгали,
Когда пройдёт по вашим головам
Вся инквизиция - как пламя по дровам!

Я думала , что он сошёл с ума.
Но вдруг из Англии пришёл профессор в гости,
Его родню фашистская чума
Сожгла в печах и смолотила кости
Его родни - на скотские корма.

Он предложил мне подписать листок,
Там было много подписей и строк,
Что Сталин хуже Гитлера намного!..
Его послала я посредством слога
Туда, где Гитлер!.. Скатертью - дорога!

Привет, мой друг, болгарский стиховед,
Зеркальных писем автор и оракул,
Провидец, заглянувший в бездну бед, -
Благодарю, что не стонал, не плакал,
А проливал священной веры свет,
Что с нами - Бог и Родина побед.
Юнна Мориц

******

Призовите меня на войну
Вместо парня, которому двадцать.
Я служил, я смогу, я пойму,Как за Родину нужно сражаться.

Пусть погибну, а он пусть живёт,
Пусть девчонку обнимет на зорьке.
Его матери пусть не придёт
Чёрный гроб с эпитафией горькой.

Призовите меня. Не берут.
Староват, да и болен не в меру.
Очень жаль, только нервы, как жгут,
Натянулись за правду, за веру.

Призовите меня, я же внук!
Внук погибшего в битве солдата,
Что не выпустил знамя из рук
И полег по-геройски когда-то.

Призовите меня старика,
Я мудрей и хитрей, я "бывалый"
Ещё сможет подняться рука
С автоматом за Русь, за Державу.

Призовите, сумею сберечь
Чью-то жизнь, что свята и лучиста.
Только прежде чем замертво лечь,
Я себя подорву и нацистов,

Тех, кто свастику холит и крест,
Кто забыл про Берлин в 45 м.
Тех, кто святость попрал прежних мест,
Где война прокатилась когда-то.

Та война, что Великой зовут,
Та война, где мой дед лёг костями.
Призовите меня. Не берут.
Значит, буду сражаться стихами.

*****

Пусть вороны гибель вещали,
И кони топтали жнивьё,
Мужскими считались вещами
Кольчуга, седло и копьё.
Во время военной кручины,
В полях, в ковылях, на снегу
Мужчины, мужчины, мужчины
Пути преграждали врагу.
Мужчины, мужчины, мужчины
Пути преграждали врагу.

Пусть жёны в ночи голосили,
И пролитой крови не счесть, –
Мужским достоянием были
Мужская отвага и честь.
Таится лицо под личиной,
Но глаз пистолета свинцов.
Мужчины, мужчины, мужчины
К барьеру вели подлецов.
Мужчины, мужчины, мужчины
К барьеру вели подлецов.

Я слухам нелепым не верю -
Мужчины теперь, говорят,
В присутствии сильных немеют,
В присутствии женщин сидят.
О рыцарстве нет и помина.
По-моему, это враньё.
Мужчины, мужчины, мужчины,
Вы помните званье своё!
Мужчины, мужчины, мужчины,
Вы помните званье своё!

А женщина женщиной будет –
И мать, и сестра, и жена.
Уложит она и разбудит,
И даст на дорогу вина.
Проводит и мужа и сына,
Обнимет на самом краю.
Мужчины, мужчины, мужчины,
Вы слышите песню мою!
Мужчины, мужчины, мужчины,
Вы слышите песню мою!
Солоухин

****

Иосиф Бродский

На независимость Украины

Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
«время покажет кузькину мать», руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада —
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

1991 г.

*****

Семён Пегов:

БАТАЛЬОН

…И пиратской поступью, скок-поскок,
Мы пускались в свой беспробудный пляс
В клубе любителей «лепестков»
Батальона «Донбасс-палас».

Где гусарила рать, откисал бомонд,
Когда в трёх кэмэ закипала кашица, —
Наши шли на штурм, забивая болт.
Покуражиться? Покуражиться.

Хомутовская степь размешала нас
В превосходстве своём налётческом.
В этой всей весне есть один нюанс:
Она этой зимой не закончится.

И какой бы кровавой ни шла статья,
Мы от шлемов ещё понатрём залысины.
Здесь мои шкеты, кумовья, зятья —
Верят выстрелам. Только выстрелам.

*****

Поклонитесь, люди, поклонитесь!
В пояс поклонитесь, до земли.
Снова перед вами русский витязь,
В жарком дыме, в гари и пыли.
Все как раньше: снова кровь и пули.
Воротилы Запада опять
Полпланеты закопали в угли,
А России снова разгребать.
Поклонитесь все, кто виноваты:
Казнокрад, оффшорный олигарх...
Поклонитесь русскому солдату
В неоплатных перед ним долгах.
Поклонитесь, кто не виноваты,
Те, кто благодарностью полны-
Поклониться русскому солдату
Все земные жители должны.
Звёзд не видно на плечах покатых,
Но не потому, что - рядовой.
На плечах у русского солдата
Кровью истекает шар земной.

Леонид Корнилов
26.08.22

*****

Так смотрят только русские солдаты:
Улыбка на устах, печаль - в глазах...
Подобный взгляд мне встретился , когда-то -
В церквушке, у святых - на образах...

В том взгляде - ни обиды, ни упрёка,
За горький опыт , пережитых мук...
Хоть жизнь и коротка, и одинока,
И встреч гораздо меньше, чем разлук...

Уверенность, что всё идёт, как надо,
Что завтра будет лучше, чем вчера...
Привычны и стрельба, и канонада,
Случайный кров и ужин, у костра...

Как «Отче наш», пожертвовать собою :
Не струсить, не сбежать, не изменить...
И друга, молча , вынести из боя,
Иль, не дай Бог, его - похоронить...

В окопах - безгранична власть Господня...
Здесь атеистов - нет ни одного...
На шее образ – Николай Угодник...
А как ещё, на фронте, без него?

Так смотрят - только русские солдаты ...
Чтоб , в сердце, луч надежды - не угас…
Вершите дело правое, ребята!
А Николай помолится - за вас...

01.30 15.09.2022
Константин Фролов - Крымский.

*****

Как ты провёл это странное лето в городе,
где мост через реку вставал на дыбы от ужаса,
где всякое слово тонуло в железном грохоте,
где мальчики носят теперь на плече оружие?
Как ты провёл его – письма писал мне светлые,
нежные письма о лете, которого не было?
Лето теперь навсегда под твоими веками –
Лето, в котором всё было так горько-зелено.
Как ты провёл это лето под терриконами,
хмуро глядящими прямо в глаза грядущему?
Я-то его разменяла на поезда с перронами,
я его где-то оставила под подушкою,
чтобы не помнить о лете, в котором сызнова
жить приходилось учиться и осторожничать.
Как ты провёл его?
Лето, что не пролистано,
лето, что до сих пор обжигает кожу нам.
Не отвечай, я знаю, как ты ответишь мне,
лето иссякнет с последним глоточком воздуха.
Станет когда-нибудь памятью, вещью, ветошью,
спиною моею, болезненно сколиозною,
символом грозного времени, сном полуночным,
жутким кошмаром, вскриком и всхлипом детским.
Как ты провёл его? Лето на нашей улице,
страшное лето, случившееся с Донецком.

Анна Ревякина

*****

Не стреляйте в детей, это вовсе

не фигурки в парковом тире!

Вы же чьи-то отцы, а не овцы

в стаде НАТОвских командиров!

 

Если вы мужики, сражайтесь

против равных в смертельной битве!

А калечить пленных под запись,

могут только самоубийцы!

 

Что вы врёте в режиме бреда,

выдавая трусость за доблесть?!

От вранья не придёт победа,

возвышая ваш «светлый образ»!

 

Лучше вдумайтесь, что творите,

в городах оставляя мины -

пострадает обычный житель,

превратятся дома в руины!

 

Перестаньте стрелять, иначе

будут в ВАШИХ домах нацисты,

упиваясь страхом и плачем,

убивать ваших самых близких!!!

Пётр Казаков, 2022 г.

****

СВЯТОЕ

Россию не любят: прохладна, огромна.
Европа и Азия корчатся в ней.
Соседние страны устроены скромно.
Вот разве китайцы... плодятся плотней.
Россию не знают: извечная тайна
в её назначенье, в размахе, в умах.
Россия — отшиб, ледяная окраина,
недавно ещё проживала впотьмах.
Тогда почему она сделалась целью
зубастых ракет и клыкастых идей?
Боятся? Завидуют? Скована цепью...
Но вряд ли святое пожрёт Асмодей.

Глеб Горбовский, 2007

*****

АПОСТОЛЫ ТРЕЗВОСТИ

Я многих знаю поимённо —
тех, кто врачуя и целя,
встал под трезвления знамёна:
священники, учителя.

Они своей делились кровью,
несли огонь, а не елей.
Их удручало нездоровье
уставшей Родины моей.

Врачи, учёные и жёны,
а так же матери сердец,
сивухой жизни обожжённых,
несли терновый свой венец.

Сам не единожды пригретый
их добрым светом и теплом,
я их зароки и заветы
сравнил бы с ангельским крылом!

Душа страны — в рубцах и шрамах,
печаль в жилищах и разбой...
Но отпевать Россию рано,
а хоронить... Господь с тобой!
*****

Я, говорит, вне политики, я за мир.
Ну, типа, грустно, когда погибают люди.
Я отстраняюсь от бомб и кровавых дыр,
Я, говорит, верю, что бог рассудит.

Война, говорит - это, конечно, ад.
Жалко людей. Этих больше, а тех - не очень.
Ну, упадёт к ним на огород снаряд.
Ну, во дворе постреляют немножко ночью.

Мне неприятен пропагандистский трёп,
Он агрессивен, ужасен и так неистов.
Это нормально - желать врагу пулю в лоб.
Да врёте вы всё, там нет никаких нацистов.

Там такие же люди, они не хотят войны.
То есть, конечно, хотят, но имеют право.
Они за свободу от нас для своей страны,
Поэтому я за мир, но героям - слава.

И не то чтоб одни животные равнее других,
Просто одни бомбы правильнее, чем другие.
Совесть моя чиста, и мой голос тих
В этой ужасной, сошедшей с ума России.

Я отстраняюсь от бомб и кровавых дыр,
Я отстраняюсь от выбора "или - или".
Я, говорит, вне политики, я за мир.
Скорее бы вас, сволочей, разбомбили.

А. Пелевин Декабрь 2017 г.

*****

Когда объявляют минуту молчанья,
Клянутся в любви к своей Родине стоя,
Все люди становятся однополчане,
Одноучастники общего боя.

Встаёт ветеран с пожилыми висками,
Встаёт комсомолец, приехавший с БАМа:
Крадётся великой вдовой над войсками
Великое горе, всеобщая драма.

На поле ржаном замирают колосья,
Топтали и жгли их тогда беспощадно,
В лесу на стволах выступает короста,
Фашисты и лес никогда не прощали.

Срезали снарядами кроны в дубравах,
А корни кормили взрывчаткой и толом,
И брызгала кровь над рябиной кудрявой,
И «красный петух» кукарекал по сёлам.

В минуту молчанья мы всё это помним,
И в памяти нашей легенды и были,
Мы горестно головы гордые клоним
И мёртвым клянемся, что их не забыли.

Минута молчанья как клятва, опора,
Как митинг всех наших народов и наций,
Минута молчанья — суровая школа,
Как надо бороться и как не сдаваться!

Виктор Боков

******

Один чудак с лицом фальшиво-грустным,
«ютясь» в салоне своего «порше»,
Сказал: «Мне стыдно называться русским.
Мы – нация бездарных алкашей».

Солидный вид, манера поведения –
Всё дьяволом продумано хитро.
Но беспощадный вирус вырожденья
Сточил бесславно всё его нутро.

Его душа не стоит и полушки,
Как жёлтый лист с обломанных ветвей.
А вот потомок эфиопов Пушкин
Не тяготился русскостью своей.

Себя считали русскими по праву
И поднимали Родину с колен
Творцы российской мореходной славы
И Беллинсгаузен, и Крузенштерн.

И не мирясь с мировоззреньем узким,
Стараясь заглянуть за горизонт,
За честь считали называться русским
Шотландцы – Грейг, де Толли и Лермонт.

Любой из них достоин восхищенья,
Ведь Родину воспеть – для них закон!
Так жизнь свою отдал без сожаленья
За Русь грузинский князь Багратион.

Язык наш – многогранный, точный, верный –
То душу лечит, то разит, как сталь.
Способны ль мы ценить его безмерно
И знать его, как знал датчанин Даль?

Да что там Даль! А в наше время много ль
Владеющих Великим языком
Не хуже, чем хохол Мыкола Гоголь,
Что был когда-то с Пушкиным знаком?

Не стоит головой стучать о стенку
И в бешенстве слюною брызгать зря!
«Мы-русские!» — так говорил Шевченко.
Внимательней читайте Кобзаря.

В душе любовь сыновнюю лелея,
Всю жизнь трудились до семи потов
Суворов, Ушаков и Менделеев,
Кулибин, Ломоносов и Попов.

Их имена остались на скрижалях
Как подлинной истории азы.
И среди них как столп — старик Державин,
В чьих жилах кровь татарского мурзы.

Они идут – то слуги, то мессии,
Неся свой крест на согбенных плечах,
Как нёс его во имя всей России
Потомок турка адмирал Колчак.

Они любовь привили и взрастили
От вековых истоков и корней.
Тот — русский, чья душа живёт в России,
Чьи помыслы — о матушке, о ней.

Патриотизм не продают в нагрузку
К беретам, сапогам или пальто.
И коль вам стыдно называться русским,
Вы, батенька, не русский. Вы – никто!!!

К. Фролов- Крымский

****

Я не уйду.

«Убит»!
Да жив я, не дождётесь.
«Убит»!
Да нет, я не убит.
«Убит»!
Да что вы так орёте?
От крика голова болит.

«Он дышит»!
Понял, слава Богу.
«Он дышит»!
Вот опять орёт.
«Он дышит»!
Да не трогай ногу!
Её мне как огнём печёт.

«Несите»!
Снова разорался.
«Несите»!
Как же он орёт.
«Несите»!
Ты куда собрался?
Да не ногами же вперёд!

«Уходит»!
Стало легче вроде.
«Уходит»!
Я себе лежу.
«Уходит»!
Он не мне выходит?
Ведь я пока что не хожу.

«Дыши»!
На грудь мне нажимают.
«Дыши»!
Да как мне так дышать?!
«Дыши»!
Ты ж рёбра мне сломаешь!
Не бей мне в грудь, твою же мать!

«Живой»!
Вот ведь, какой упёртый.
«Живой»!
Ну а какой же? Боже мой!
«Живой»!
От этих криков даже мёртвый
Вернётся с кладбища домой.

«Молчи».
Вдруг кто-то шепчет в ухо.
«Молчи».
Наглец, нашёл кого учить.
«Молчи,
Ты будешь жить, братуха,
Лишь умоляю, не кричи».

Молчит,
Но дышит с хрипотою.
Молчит.
Наверное устал.
Молчит.
Сейчас глаза открою,
Чтобы запомнить, кто кричал.

Открыл
С трудом я веки, как заслонки.
Открыл,
Хоть в голове ещё гудит.
Открыл,
Слез вижу полные глазёнки,
И руки на моей груди.

Устал,
Так хочется покоя.
Устал,
Хочу глаза закрыть.
Устал,
Но с нею рядом так спокойно,
А значит точно буду жить.

Владимир Пушкарев (Якут Алданский)
03.04.2024

***

Поэзия Дмитрия Мельникова
Когда закончится война,
я знаю, будет ночь без сна,
мы первый выпьем за Победу,
и за товарищей - второй,
а к третьему - с границы света
потянется походный строй
солдат, погибших за свободу.
За взводом - взвод, за ротой - рота
у бесконечного стола
они стеной безмолвной встанут,
колеблясь, как живая мгла.
Над городом салюты грянут,
и это будет мирный гром,
и будут песни фронтовые,
и мать - за праздничным столом
заплачет, как сама Россия,
о светлом мальчике своем.

1 июня 2023 года

***

Бирюк

Его мы сразу окрестили Бирюком.
Он из-под Омска к нам приехал, из Сибири.
Держался как-то больше он особняком,
С улыбкой слушает, но сам сидит молчком,
И раза в полтора меня в грудине шире.

Попали мы недавно с ним под артобстрел,
Когда обратно возвращались с ним на базу,
И краем глаза вижу, вдруг Бирюк осел.
Я тут же жгут ему наложил, как сумел,
И промедол вколол через штанину сразу.

Пока тащил его, он рот не закрывал,
И слушал я, как через стон, скрипя зубами,
Он всю дорогу мне бессвязно бормотал,
Что на «гражданке» его дома кто-то ждал,
И что-то шаря на груди искал руками.

Ох нелегко его тащить, скажу я вам,
Ведь он мне только языком и помогает,
А весу в нём за сотню добрых килограмм.
Вот дал же Бог здоровья им, сибирякам.
Как в детстве мамы на руках их там таскают?

Потом я слышу, что Бирюк мой замолчал,
И я прилёг, чтобы немного отдышаться,
Встряхнув его, гляжу - сознанье потерял,
И тут с рукой разжатой рядом увидал
Лицо на фото чьё-то, десять на двенадцать.

Я снег с землёю с фотокарточки стряхнул,
И переломленную по диагонали,
Я на коленке аккуратно развернул,
Ну а когда на оборот её взглянул,
То прочитал: «Серёже милому, от Вали».

Тут словно Бог мне за двоих добавил сил,
Или сам Путин дал медаль мне «За отвагу»,
В карман под броник фотку Вали положил,
Серёжу, крякнув, приподняв на горб взвалил,
И потащился с этим грузом в располагу.

Теперь частенько забегаю в медсанбат.
И вот однажды со стеснительной улыбкой,
Он вдруг сказал мне, будто в чём-то виноват:
«Ты, это…, друг…, того… короче, ты мне брат.
Ты уж прости, я с разговорами не шибко…»

«А ты к тому же, брат, у нас ещё и врун», -
Уж я, Бирюк, тебя достаточно послушал.
Теперь я знаю, что ты липовый молчун,
И позывной тебе дам новый – «Говорун»,
Или ты только говорливый, брат, с Валюшей?

«Когда врачи с руки швы обещали снять»? -
Я Бирюка спросил, и ухмыльнулся скользом, -
«Тебе ведь надо будет пальцы разминать?
Когда вернёшься, будешь пятки мне чесать.
Так и должок вернёшь, теперь тебе на пользу».
Владимир Пушкарев 17.01.2024

***

Памяти погибшей на спецоперации медсестры Яны с позывным "Ромашка", только за 3 дня вынесла 150 раненых с поля боя... Ей теперь навсегда 23...

Ромашки спрятались, а эта,
глянь, не боится ничего...
Поляна - поле ей, не где-то,
а в самом центре огневом...

Бегут враги, живого места
нет, среди пепла, на земле...
А эта девочка-невеста
кровавый увидала след

и по нему... Там лёг, изранен,
солдат... Уж думал:
"Жизнь, прощай...".
Но нет, улыбку дарит Яне:
"Ну здравствуй, Ангел! Выручай..."

Хоть крыльев нет, да крепки руки...
Сто пятьдесят спасла бойцов...
И в Небо - к Богу на поруки,
Героем с ангельским лицом...
 ***

ДЕТИ ДОНБАССА НЕ ДЕТИ ЧТО ЛИ???
Луганская Е.А.

Дети Донбасса не дети что ли?!?
Вы же родители тоже чьи-то!?
Вам бы в глаза пятилетней Оле
Всем заглянуть, ведь она убита

Вашим снарядом, как сотни прочих
Деток, рождённых в немирном мире.
Есть милосердие в ваших волчьих
Чёрствых сердцах?!? А в больнице Ире

Снится балет, но надеть пуанты
Не на что больше, ведь ног не стало...
Что ж вы воротите взгляд от правды,
Или вам кровушки детской мало???

Бьёте врага, только где ж он??? В школе?
В садике, может, в жилой квартире???
Твари, не лгите погибшей Оле!!!
Как и живой, но несчастной Ире!!!